Интервью с питером хорбери, вице-президентом geely по дизайну

Интервью с вице-президентом Geely по дизайну Питером Хорбери

05 мая 2015 г

Вице-президент Geely по дизайну Питер Хорбери рассказал корреспонденту AUTO-Consulting, с какой моделью Geely будет завоевывать рынок Евросоюза. И каковы основные особенности и тренды современного автомобильного дизайна.

АUTO-Consulting: Когда появится серийная модель, показанного в этом году на автосалоне в Шанхае Emgrand Concept? Это случится так же быстро как и в случае с концептом КС, дебютировавшем на прошлогоднем салоне, а сегодня мы уже видим его воплощенным в серийном Emgrand GC9?

Питер Хорбери: Я не могу комментировать продуктовые планы и сроки выхода на рынок моделей. Но должен сказать, что Emgrand Concept – очень близок к серийному производству. Он на уровне предсерийного прототипа.

АС: Emgrand GC9, показанный на автосалоне в Шанхае – это автомобиль уже новой генерации, созданный на совместной платформе с Volvo?

ПХ: У Emgrand GC9 такая же платформа, как и у концепта КС. Это китайская разработка.

АС: значит GC9 – это еще не та модель, с которой Geely будет завоевывать рынок Евросоюза?

ПХ: Да. На рынке Евросоюза свои стандарты и Geely надо привести свой модельный ряд в соответствии с ними. Для этого будет использована новая модульная платформа, разработка которой сейчас оканчивается в GEVT – совместном исследовательском центре Geely и Volvo в Гетеборге.

Кроме того, в течение ближайших пары лет в Geely будет выстроена такая же целостная модельная линейка, как, например, у Audi и BMW. Появится и целостность в элементах дизайна. Он будет узнаваем на всех моделях, как дизайн Emgrand.

При этом будет понятно, что это китайский дизайн и это – китайский автомобиль.

АС: Названия у моделей Geely заковыристые со сложными буквенно-цифровыми обозначениями. Не планируют ли в компании давать модельным линейкам имена, как у многих европейских брендов?

ПХ: Модельную линейку Emgrand хорошо воспринимают в Китае и в других странах. Ее Geely и планирует развивать.

АС: А логотип компании не планируете менять?

ПХ: Логотип мы не меняли кардинально, мы просто придали ему форму. Он узнаваем и ассоциируется с Geely. Для кого-то это 6 бриллиантов. Кто-то считает, что это мышцы пресса. Хотя, лично у меня нет пресса.

АС: В каком направлении будет развиваться дизайн Geely и Emgrand?

ПХ: По Citroen и Renault сразу видно, что это – французские автомобили. По Volvo – что он из Швеции. По Geely должно быть видно, что это китайский автомобиль. Сегодня миру интересны автомобили с национальными особенностями, а не безликие с общими чертами для всех.

Как европеец, я могу увидеть те особенности азиатский, например, архитектуры, к которой местные жители-китайцы уже привыкли и не замечают. И я могу эти особенности трансформировать в дизайн автомобилей. Привнести их в формы авто. Поэтому, и дизайн автомобилей Emgrand будет в первую очередь сориентирован на потенциальных китайских покупателей. И должен нравиться им.

Обратите внимание

Если ориентироваться на всех и стараться понравиться всем, на самом деле, может оказаться, что это ни для кого.

АС: Как такой подход воспринимают в Geely?

ПХ: Я презентую свою идею, и в компании ее проверяют на потенциальных покупателях, потом – на инженерах.

Маркетинг дает понимание клиентов будущего, но за последние годы значимость команды дизайнеров в Geely возросла и эта команда привносит свое понимание перспективного внешнего вида автомобиля.

Но сегодня существует определенный рынок со своими стандартами и требованиями покупателей к автомобилям, поэтому мы не будем экспериментировать с классами и предложим потенциальным покупателям ту модельную линейку, которая им привычна и понятна.

АС: Каков главный тренд сегодняшнего автомобильного дизайна?

ПХ: Каждый бренд ищет свою уникальность и хочет больше отличаться от других. Причем, добиться этого нужно так, чтобы не потерять своих старых клиентов.

Источник: https://geely.ua/news/intervyu-s-vitse-prezidentom-geely

Слушаем шеф-стилиста Geely и Volvo Питера Хорбери — ДРАЙВ

Мы заполучили вице-президента Volvo почти на час прямо в Москве. Оказывается, он уже бывал тут — в 1998 году. По его словам, городской трафик пах тогда гораздо хуже. Сегодня воздух чище. Сильнее переменился разве что Китай, где Хорбери был с перерывом в 22 года, — там теперь просто другой мир.

История повторяется для Питера Хорбери.

Однажды его как шеф-дизайнера Volvo уже повышали до главного стилиста целой группы компаний: в начале 2000-х он отвечал разом за Volvo, Jaguar, Aston Martin и Land Rover, пока все они входили в фордовскую «премьер-лигу» PAG.

Потом Хорбери переключился на американский Ford: англичанину подчинялись дизайн-бюро всех домашних брендов концерна. Линкольна, ещё живой в ту пору марки Mercury и собственно Форда. Из-за океана Питер снова вернулся руководить стилистами Volvo.

Сегодня, после очередного повышения, он возглавляет креативный департамент Geely Group, китайской компании, купившей у Форда Volvo вместе с Хорбери.

Глигл, прости господи, Энгранд и Энглон (это всё бренды Geely, за которые теперь тоже отвечает Хорбери) обсуждать ещё рано.

Мы с удовольствием поговорили с ним о работе шеф-дизайнера вообще и, конечно же, о Volvo, где он снискал славу прозорливого управленца. Смотрите интервью в трёх частях.

Автомобильные дизайнеры, по мнению Хорбери, не должны делиться на интерьерщиков или экстерьерщиков. Так это поставлено в Volvo. «Важно, чтобы дизайнер обладал навыками во всех областях.

Интерьер очень сложен! Там около 450 объектов, которые нужно придумать, разработать, произвести и протестировать. И всё должно сочетаться в тесном пространстве интерьера. Чудесная работа! Экстерьер прост по сравнению с этим.

Хотя гламур — это, как правило, внешность».

Будущее Volvo — интуитивное обращение с любой системой автомобиля. Последний вольвовский концепт You — предвестник нового витка Volvo Хорбери. «Не все покупатели любят, когда автомобиль умнее тебя», — говорит англичанин.

Важно

На мой вопрос, почему в 2009-м его снова пригласили в Volvo, Хорбери шутит: «Наверное, решили, что со мной компанию можно продать дороже». Как же он согласился работать в фирме, находящейся в критическом положении на пороге сделки с китайцами?
— Я сделал в Америке всё, что хотел.

Карьера в Детройте была выстроена. Я знал, что происходило на тот момент с Volvo, было понятно, кто, скорее всего, купит компанию. Если бы я слушал разум, то всё ещё был бы в Форде. Но Volvo — моя страсть. Тяга к приключениям оказалась сильнее — это, пожалуй, моя самая большая слабость.

Ненавижу знать будущее. Мне нужно ощущение неизвестности. И так было с Volvo. Никто не знал, как разрешится эта ситуация, но для мне это показалось интересной работой. Я рискнул — и ожидания оправдываются. Всегда лучше стоять на палубе уходящего корабля, чем на пирсе в толпе провожающих.

Вернувшись в Volvo, Хорбери занял место Стива Маттина, который в своё время пришёл в шведскую компанию из Мерседеса. Кстати, Маттин — не чужой нам с вами человек теперь. В прошлом году его нанял АвтоВАЗ.

Лично мне нынешний стиль Volvo кажется слишком азиатским.

Не разносят ли это поветрие бывшие мерседесовцы? А Хорбери говорит, что если без меры увлекаться украшательством, то будут получаться фантастически профессиональные пластилиновые модели, за которыми может потеряться видение конечного продукта.

В Москву Хорбери приехал, чтобы привлечь студентов Строгановки к брейн-сторму вокруг перспективного кроссовера XC90. Такое сотрудничество, по его словам, идёт по всему миру: Volvo интересно видение дизайнеров, представляющих основные рынки, — американский, европейский, китайский.

И, конечно же, важно знать, каким воображают себе будущий XC90 в России, где нынешнюю машину очень любят. Пока между участниками проекта нефинансовые отношения. Но если кто-то из студентов себя хорошо покажет, его пригласят в Швецию на практику. Ну или, я так понимаю, в Китай…

Volvo XC90 — один из примеров скандинавского дизайна, который выдержал проверку временем. Автомобиль, представленный в 2002 году, до сих пор пользуется устойчивым спросом. А почему так растянут жизненный цикл у важных моделей вроде S60 или XC90? Проблема в ресурсах.

Совет

Ведь всего пару лет назад дела Форда, которому на тот момент принадлежала фирма Volvo, шли совсем не так успешно, как сегодня. Средства были ограничены, и вопрос, на что тратить деньги в первую очередь, решался скорее в пользу нового Форда, чем, скажем, новой модели Volvo.

«Плечо Хорбери» — как иногда называют характерный «подоконник» автомобилей Volvo — впервые появилось на концепт-каре ECC 1992 года (вверху). Оригинальная идея принадлежит вовсе не Хорбери, а Дагу Фрейзеру.

Но мастерство шеф-дизайнера именно в том, чтобы распознать в такой детали ключ к новому стилю марки.«Я сразу увидел в этом передние крылья Volvo PV444 и PV544, созданные по деревянным моделям. Это «плечи» 240-й модели.

Это шведское кресло в моём офисе с выгнутыми подлокотниками. Это то, что делает дизайн шведским».

Хорбери уверяет, что может нарисовать Volvo S60 тремя линиями — и мы всё равно узнаем этот автомобиль, который продержался на конвейере больше десяти лет. Это хороший пример того, как детали — например, задние фонари — являются продолжением пластики кузова.

У Volvo сейчас несколько дизайн-студий: основная в Гётеборге, ещё в Барселоне и Калифорнии, а недавно открылось бюро в Шанхае. Причём работает оно отдельно от Geely.

Хорбери говорит, что раз автомобили Volvo разрабатываются в Китае, там должны быть и свои дизайнеры. «Пусть у нас сугубо скандинавский продукт, он совершенствуется в том числе и под влиянием китайского рынка.

Нужно следить за трендами в Поднебесной, чтобы создать автомобиль, который как минимум не огорчит китайцев. Впрочем, мы работаем не для того, чтобы восхищать одних только китайцев или, скажем, американцев. Мы должны создать нечто, что понравится всюду.

Для этого нужна надёжная обратная связь с рынками». Между прочим, у Volvo нет специализированных вперёдсмотрящих — все студии занимаются перспективными исследованиями.

Обратите внимание

Английская школа автомобильного дизайна — сильнейшая в мире. Хорбери — один из группы британских дизайнеров выпуска середины 70-х, занимающих сегодня ключевые посты в разных автомобильных компаниях. Причём на протяжении многих лет им удаётся постоянно держаться вместе.

Например, Мартин Смит, с которым Хорбери учился в одной школе и в колледже, — это исполнительный дизайн-директор европейского Форда. Старый приятель Ян Колам — шеф-дизайнер Ягуара. Его брат Морей работал под началом Хорбери в американском Форде.

Мне всегда хотелось расспросить кого-нибудь из членов этого «британского клуба» о дружбе и соперничестве.

Хорбери упомянул ещё одно: новые владельцы Volvo из Geely не собираются превращать шведскую марку в китайский ширпотреб с известным лейблом. От неё требуется стопроцентная аутентичность.

«Чем больше наши китайские коллеги посещают Швецию, тем сильнее её ценят». Благородный европейский имидж — источник добавленной стоимости.

Я, признаться, не большой поклонник современного дизайна Volvo и всячески приветствовал возвращение Хорбери.

Жаль, конечно, что на этот раз его повысили раньше, чем он успел выпустить свою новую «шестидесятку» или XC90. Но, по крайней мере, он заверил нас в том, что в компании соблюдается преемственность планов.

Хочется надеяться, что за последние два года он провёл со своими подчинёнными достаточно времени, чтобы превратить их в единомышленников.

Он безусловно чувствует бренд и способен вернуть ему тот имидж, по которому я лично сильно скучаю.

Источник: https://www.drive.ru/entry/4f350ac609b602b71c000005.html

Питер Хорбери, Хуан Нинг, Гай Бергойн – дизайнеры Geely («АВТОСТАТ»)

Где, как и какими силами делается сегодня дизайн автомобилей Geely, а также целого ряда других брендов, вошедших не так давно в структуру Geely Holding Groupe (Volvo Car, LYNK and CO, London Taxi, Lotus, малазийский Proton)? Как происходит разграничение между брендами? Куда будет двигаться дизайн Geely завтра? Ответы на все эти вопросы корреспондент агентства «АВТОСТАТ» попытался получить во время пресс-конференции с топ-менеджерами по дизайну в Белоруссии 18 ноября – в день, когда на заводе «БелДжи» запускался в производство по полному циклу новый кроссовер Geely Atlas. Нашими собеседниками стали вице-президент по дизайну «Джили Авто» г-н Питер Хорбери (Peter Horbury), генеральный менеджер дизайн-студии в Шанхае г-н Хуан Нинг (Huang Ning), директор по дизайну г-н Гай Бергойн (Guy Burgoyne).

На фото (слева направо): Хуан Нинг, Питер Хорбери, Гай Бергойн

— Расскажите, пожалуйста, где и какими силами делается дизайн Geely.

Питер Хорбери:
— Дизайн Geely начался более 5 лет назад, и на тот момент наши дизайнеры были не очень активны. До этого дизайн разрабатывался сторонними компаниями.

Внутри самой компании мы начинали всего с пяти человек в Швеции и нескольких человек в Шанхае в 2012 году.

Сейчас нас более 600 человек в четырех компаниях с офисами в Барселоне (Испания), Лос-Анжелесе (США), Шанхае (Китай) и Гётеборге (Швеция).

— Каждое подразделение занимается определенным направлением?

— В Швеции дизайнеры работают над новым брендом LYNK and CO, в Шанхае – непосредственно над Geely, Испания и Калифорния – дополняют работой предыдущие два офиса. В последнее время к нам присоединились компании Proton и Lotus и мы также начали разрабатывать дизайн для London Taxi.

— Расскажите немного о языке дизайна Geely. Хочется понять, как проходит разграничение внутри бренда, где в дизайне Geely встречаются китайские традиции, а где – европейские.

— Моя изначальная идея была представить китайскую культуру, китайский дизайн миру вместе с его пятисоттысячной историей. Это была первоначальная идея для дизайна. Так как до сих пор в Китае в тренде внимание к европейским брендам, мы хотели соединить китайский дизайн с европейским, добавив китайские элементы в европейский дизайн.

Важно

Это очень хорошо заметно в элементах декора. Например, в обрешетках радиатора или в декоративных крышках громкоговорителей – здесь очень четко прослеживаются элементы традиционного китайского декора (элементы такого декора, к примеру, действительно присутствуют на фризах Запретного города в Пекине – прим. авт.).

Читайте также:  Bentley представила купе continental gt нового поколения

Вот только вчера я объяснял, как внедряю в автомобильный дизайн форму китайских моcтов – мы делаем панели в виде этих форм, и это придает особый шарм внутреннему дизайну автомобиля (в Geely Atlas действительно в районе рычага, переключающего передачи есть декоративные элементы, очертаниями напоминающие изгибы моста через озеро Сиху в Китае – прим. авт.).

Хуан Нинг:
— Одна из идей нашего дизайна – это идея использовать «китайскую кисть». Конечно, сейчас уже не пользуются ручным карандашом или кисточкой с тушью, их заменяют электронные средства, но мы пытаемся сохранить эффект рисунка кистью. Разница есть.

Когда ты берешь маркер и проводишь линию определенной кривизны, на листе она остается такой же линией… А вот то, что делает китайская кисть, оно начинается ниоткуда, расширяется и исчезает в никуда. И все это вместе создает тот китайский стиль, который формирует наш дизайн. И уже поэтому наши мосты – мост восточный и мост китайский – это совершенно разные вещи.

Есть разница. Поэтому я согласен и поддерживаю точку зрения Питера, что передавая в дизайне изгибы наших мостов, мы можем придать более изящные формы нашему автомобилю.

— Расскажите, пожалуйста, о цветовой гамме для кузовов Geely Atlas. Сколько цветов есть сейчас и сколько вы планируете использовать в целом в ближайший год?

Гай Бергойн:
— Глобально у нас различные цвета и цветовая гамма. Например, для Малайзии мы недавно разработали отдельную гамму. Вообще для каждой страны мы разрабатываем свою палитру, с учетом вкусовых предпочтений страны, людей, которые там живут. На данный момент это в среднем 6-7 цветов.

— Присутствует ли в этих красках китайский акцент?

Питер Хорбери:
— В Китае большинство распространенных цветов для автомобилей – это белый и черный металлик – на китайском рынке они составляют больше 66%.

Совет

Но так как цвет – это очень важно, это очень чувствительный момент, мы всегда прислушиваемся к предпочтениям территории, на которой продаем автомобили.

У нас есть свои тенденции, которые мы хотели бы продвигать, но мы очень осторожны и внимательно слушаем то, что нам диктует рынок.

Кроме всего прочего, в современном мире многое зависит от цены при перепродажах на вторичном рынке, так как автомобили часто берут в лизинг – уже поэтому стоит быть очень осторожным с установлением тренда на цвета автомобиля. Бренды меняются, а цвет – это достаточно устойчивый тренд.

Когда для лизинга берут машины, то стараются не брать машины какого-нибудь яркого желтого цвета.

Потому что когда машину возвращают, те, кто ее отдавал, должны быть уверены, что она и потом все еще останется в тренде – и можно будет зарабатывать на ней дальше.

В связи с этим происходит влияние глобализации, идет тенденция к унификации цвета. При этом, конечно, на каждом рынке мы стараемся использовать разные цвета для автомобилей.

— Можете назвать, какие цвета идут сейчас на конвейере «БелДжи»? Речь идет только о цветах для Geely Atlas…

— На презентации вчера можно было видеть, какие цвета идут сейчас на конвейере «БелДжи» — белый, черный, серебристый, изредка красный (в компании Geely не принято давать цветам для кузовов автомобиля какие-то особенные названия – «баклажан», «серебро Севера», «бриз» — прим. авт.).

На других своих предприятиях мы каждый год что-то меняем, добавляем – с учетом вкусов на рынке и новых тенденций. То же происходит и с внутренним оснащением машины. Для салона автомобиля у нас также есть цветовая гамма. Светлее или темнее – выбираем в зависимости от предпочтений рынка.

Гай Бергойн:
— На китайском рынке сейчас наблюдается устойчивая тенденция – покупателям нравятся глубокие насыщенные цвета: темно-темно-зеленый металлик, темно-коричневый металлик, глубокий синий цвет.

В Китае вся эта палитра цветов есть, но многое зависит от емкости производства.

Например, цвет шоколада становится в нашей стране все более популярным, и мы думаем об этом, но обычно все зависит от сложности запуска того или иного цвета.

Обратите внимание

Питер Хорбери:
— Так как в современном мире постоянно идет замещение, мы должны постоянно развиваться, в том числе и в цветах, и в дизайне, — и то, с чего мы когда-то начинали, сегодня для нас уже устарело.

Поэтому мы смотрим в сторону развития и обновления. Одна из проблем нашей работы – то, что мы живем в будущем, а не в настоящем.

Каждый день мы разговариваем о 2020-ом годе, о 2022-ом, и я иногда замечаю, что уже подписываюсь на бумагах годом 2020-ым, потому что о 2017-ом мы разговаривали уже три года назад…

— Кризисные годы на авторынке научили производителей быстрее производить смену модельного ряда. Сегодня мы присутствовали на запуске в производство нового кроссовера Geely Atlas, но наверное вы уже наметили, когда будет его обновление?

Питер Хорбери:
— Пока это секрет. Мы постоянно работаем над развитием нашего продукта, над обновлением. В Китае сейчас идет большая тенденция к обновлению, обновления требует рынок. И компания постоянно над этим работает.

Более сложным для нас является вопрос обновления электроники в начинке автомобиля.

Вслед за компьютерами, которые постоянно присылают запросы на обновление, мы постоянно видим, что нам нужно обновлять автомобили – с такой же скоростью.

Одна из наших идей – в том, чтобы персонифицировать в автомобиле приборную доску. Сделать так, чтобы комбинацию приборов, дисплей можно было подстраивать под себя индивидуально. Мы думаем, что за этим – будущее.

А что касается конкретно Geely Atlas – у нас уже сейчас есть возможность в ближайшем будущем дать его покупателям выбор между спортивным дизайном, экономным и комфортным. От этого будет зависеть и цветовая гамма, и начинка, и многое другое. Пока такого выбора в Atlas нет, но в будущем году уже появится.

— Есть ли в ваших планах поменять дизайн автомобилей Volvo и Lotus?

Важно

Гай Бергойн:
— У нас разделяется дизайн: отдельно идет дизайн Geely – в автомобилях LYNK and CO, Lotus, Proton и ряда других брендов, и отдельно Volvo. Volvo – это отдельный департамент, и мы сейчас о нем не говорим. Но хочу сказать, что Питер, работая в Volvo, уже несколько раз изменял дизайн бренда за годы своей работы там.

— Но есть новый бренд LYNK and CO, который будет иметь ту же платформу и даже кузов использовать тот же, но дизайн у него будет какой-то другой. Вот как сформулирована главная идея дизайна для LYNK and CO и Geely и что их разведет между собой?

— LYNK and CO и Geely мы решили разделить, потому что Geely – это дизайн для китайского рынка, на него влияют тенденции китайского дизайна, о чем мы уже говорили, и это сделано в Китае. LYNK and CO – это европейский бренд, и все европейские течения влияют на него. Но это тот европейский бренд, который сделан в Китае.

— Какие-то основные черты, детали?

— Это два разных дизайна, хотя они действительно подразумевают под собой небольшие различия. Все-таки Geely – это больше спортивные автомобили.

И их дизайну свойственно то, о чем мы уже говорили сегодня, когда вспомнили о начертании кисти – то есть, это более плавные формы.

Когда же мы говорим о LYNK and CO – это все-таки машины более архитектурные, чуть более массивные, может быть. И в этом отношении они и выглядят более тяжелыми.

Питер Хорбери:
— Мы бы хотели также подчеркнуть, что дизайн автомобилей мы можем различать и каким-то образом создавать много вариантов, но при этом все-таки должна оставаться идентификация бренда, чтобы они были более похожи. LYNK and CO и Geely – они действительно отличаются.

Так же, как это происходит среди наших знакомых и членов семьи: когда мы на них смотрим, мы все же выделяем одного человека от остальных. То же самое мы бы хотели бы делать и с нашими автомобилями, чтобы, когда вы на них смотрите, сразу становилось ясно, где Geely, а где LYNK and CO.

Так как и в Китае, и в мире по лицу судят о характере, мы тоже хотим, чтобы внешний вид автомобиля сразу говорил о его характере. Мы бы хотели, чтобы наши машины были более одушевлены. Вот холодильник или другой бытовой прибор – куда мы его поставили, там он и стоит. Автомобиль же – это все-таки нечто более живое для нас.

Что мы больше всего хотели бы сделать – это внести душу в автомобиль, персональность, чтобы металл стал чем-то более одушевленным. Так же, как в мультфильме Уолта Диснея о машинах.

Автомобили – это живые создания. Думаю, поэтому Дисней тоже проникся этой идеей и сделал свои машины живыми.

Разные части машины – это как части лица: капот – нос, решетка радиатора – соответственно, рот, фары – глаза…

— Сейчас мир стремится к глобализации. Эксперты говорят о том, что в ближайшем будущем останется всего 10 платформ автомобилей, кто-то называет 6. В этом смысле для дизайнера увеличиваются возможности приложить свой талант, свои умения, свою индивидуальность или, наоборот, уменьшаются?

— В наше время даже сейчас уже можно говорить, что когда вы делаете дизайн, у вас по сути руки связаны всевозможными требованиями – различных рынков, государственных запретов. У нас уже, по сути, на данный момент идет унификация.

Нас, дизайнеров, все время что-то ограничивает, что-то мешает, связывает руки – механические причины, запросы рынка, конструктивные особенности, юридические требования для автомобилей, опять же для дизайна мы все время отсматриваем инновации, мировые тенденции.

Тем не менее, внешний вид разных брендов остается разным.

Совет

Мы видим, что с тенденцией к появлению и развитию автономного вождения автомобилей, скорее всего, у дизайнеров будут развязаны руки. Всевозможные испытания будут меньше связывать нам руки, к дизайнерам будет меньше требований, так как не водитель будет за рулем.

А что касается платформ и их разнообразия, LYNK&CO сделан сегодня на той же платформе, что и Volvo, но при этом они сделаны и выглядят по-разному.

Volkswagen, SEAT, Skoda, Audi – все эти машины сделаны на одной платформе, но при этом они тоже совершенно разные. К тому же сейчас появляется еще один большой плюс – идет электрификация автомобилей.

Она открывает нам больше возможностей для запуска новых вариантов (намного легче рисовать машину, которая не привязана к компоновке двигателя – прим. авт.).

— Планируется ли в ближайшем будущем создать спорткар Geely – ну, хотя бы, имея в виду, что Geely выкупила много компаний, в том числе Lotus. И опыт, приобретенный этой компанией, логично было бы использовать.

— Именно поэтому мы и купили Lotus , потому что можем взять интересные идеи для нового бренда. Они – абсолютные эксперты в производстве спортивных автомобилей.

Но производственные возможности Lotus очень ограничены. У нас же есть больше возможностей, чтобы расширить производство с помощью Geely, и над этим мы работаем.

Это не говорит о том, что мы будем делать спортивные автомобили Geely, но какие-то идеи используем.

— Возможно, тогда появится спорткупе Lotus ?

— Зачем нам копировать Lotus, вместо того, чтобы создать новый автомобиль? Когда я пять лет назад начинал работу в компании Geely и стал работать над дизайном Atlas, я и представить себе не мог, к чему придет через 5 лет компания. Я не мог себе представить автомобили, какие мы выпускаем сейчас или те, которые планируем выпускать и о которых пока не можем сказать вам сегодня. Но я действительно впечатлен тем, как быстро все меняется…

Тот ритм работы, с которым я встретился в компании Geely, ни с чем не сравним. Ни с одной компанией, в которых я работал раньше. И это очень здорово для команды дизайнеров. Потому что для дизайнера важно оставаться в ритме жизни. На данный момент у нас уже 40 проектов только в Шанхае, связанных с Geely. Все эти 40 проектов – представляете, как сложно всем этим жонглировать?!

Обратите внимание

Смотрите, два года назад Geely продала 450 тысяч машин, год назад – 750 тысяч, в этом году речь идет уже о 1,2 млн. С нашими новыми брендами Lotus, Proton, мы уверены, что сможем развиваться намного быстрее.

Читайте также:  Что нового появится на lada largus (лада ларгус) в ближайшее время?

Хочу привести вам еще один небольшой пример, чтобы вы почувствовали, какой ритм работы в Китае. Недавно мы были приглашены на собрание, в котором решалось, какой цвет для кузова автомобиля выбрать. Нам необходимо было выбрать 3-4 цвета. Это был проект, который пока разрабатывали студийно.

Мы полагали, что когда придем на производство, то увидим обычные панели, окрашенные в разные цвета, которые стоят вдоль стены и, глядя на эти панели, мы и будем выбирать свои 3 или 4 цвета.

Но когда мы пришли на производство, то увидели 15 окрашенных в разные цвета автомобилей. То есть для нас построили 15 прототипов – чтобы мы могли увидеть игру цвета более точно.

И это при том, что проект был просто на этапе студийной разработки. Но такой подход к работе в Китае.

— У Proton никогда не было своего лица. Получит ли он теперь это лицо или новую платформу?

— Мы в любом случае, конечно, планируем что-то совмещать в дизайне. Например, взять конструкцию автомобилей Proton с правосторонним движением и то же самое сделать в Geely. Вам известно, что в год производится 8 млн автомобилей для правостороннего движения? То есть, очень много машин ездят по «правильной» правой стороне… (шутит – прим. авт.).

В остальном же – мы можем развести эти бренды также, как это сделали Opel и Buick. Opel – немецкий, Buick – американский. Они похожи, но при этом у каждого свое лицо. Geely Atlas будет производиться с правым рулем, но под брендом Proton для малазийского рынка.

— Не собираетесь ли вы перебраться еще и в Австралию?

Гай Бергойн:
— Я сам наполовину австралиец, жил в этой стране и моя жена австралийка. Мы не уверены, будет ли выходить Geely на австралийский рынок, но несколько автомобилей этого бренда я уже видел в Австралии.

Если говорить об Австралии, то частично бренд London Taxi продается в Австралии… Теперь это тоже уже часть Geely… Кстати, мы уже произвели один электромобиль для эксплуатации London Taxi.

Сейчас он проходит испытания в Лондоне и будет продаваться по всему миру.

— На каком этапе сейчас проект по Лондонскому такси? Когда начнутся производство и продажи?

— Со следующего года в Лондоне вступают в силу новые правила, согласно которым в центре Лондона смогут работать только такси-электрокары. Их производство уже началось. Мы уже выпускаем автомобили по этому проекту и начнем их продажи для автопарков в следующем году.

Уже можем сказать, что их цена будет ниже, чем сейчас на электрокары. Нас государство очень поддерживает. Уже на данном этапе разрабатываются и устанавливаются зарядные станции для электрокаров.

Важно

Также государство очень помогает, выдавая гранты собственникам на покупку автомобилей.

— Какая самая любимая модель Geely у вас, как у их создателей?

— Самая любимая – следующая, которая выйдет (улыбаются – прим. авт.) Мы, дизайнеры, никогда не удовлетворены тем, что видим и что есть, нам больше нравится то, что будет.

Источник: https://www.autostat.ru/interview/32193/

Питер Хорбери: Образ Volvo был создан на основе дивана

Бывший шеф-дизайнер Volvo, а ныне вице-президент по дизайну в Geely Питер Хорбери (Peter D.

Horbury) в интервью корреспонденту ЛІГАБізнесІнформ рассказал, как обычный диван помог сделать автомобили Volvo узнаваемыми во всем мире, о новом фирменном «лице» Geely, а также о том, почему Audi «более немецкий» бренд, чем Mercedes. — На автосалоне в Шанхае Geely представила KC Concept.

Это первый продукт компании, созданный под вашим непосредственным руководством. Когда и в каком виде этот автомобиль пойдет в производство?

— Сроки появления серийной модели еще не определены. Думаю, это случится не ранее, чем через год.

В создании концептов присутствует большая доля творчества, поэтому часто они сильно отличаются от серийных моделей. Но уже сегодня мы можем сказать: автомобиль, построенный на основе KC Concept, не будет от него существенно отличаться. Здесь нет футуристических элементов, дизайн максимально практичен и понятен. 

— Можно ли говорить о том, что KC Concept будет определять лицо Geely для последующих моделей?

— Безусловно, но мы по-прежнему находимся в поиске. Для любого бренда важно иметь собственное лицо, идентичность, уникальные черты, характер выделяющий его среди других марок. Здесь, как в обычной семье: дети одних родителей внешне похожи, но имеют разные характеры. При этом наблюдая за ними можно угадать, кто их родители. 

Образ, с которым сегодня связывают Volvo, создан на основе адаптации формы обычного шведского дивана. Это видно в характерной форме задней части, с припухлыми боковинами и выступающей кабиной 

— Вы долгое время работали с шведской Volvo, которая с недавних пор принадлежит Geely.  Будете использовать прошлые наработки?


— Поскольку я много лет разрабатывал дизайн автомобилей Volvo, я спокойно могу использовать то, что мне нужно. Это мой актив (улыбается). Но для Geely я хочу создать собственную, цельную, независимую концепцию.

 

Создавая дизайн Volvo, нам хотелось, сохраняя традиции, подчеркнуть скандинавский характер бренда, при этом не делая революции. Для этого использовали лаконичные, четкие и строгие линии. Главная особенность — простота.

Например, образ, с которым сегодня идентифицируются автомобили Volvo, создан на основе адаптации формы обычного шведского домашнего дивана. Это видно в характерной форме задней части, с припухлыми боковинами и выступающей кабиной.

Ищем подобную форму для Geely — что-то особенное идентичное для марки. Через какое-то время, три или пять лет, мы это найдем.

— Что это будет? В чем вы черпаете вдохновение?

— Geely — китайский бренд, поэтому, создавая новые продукты, мы вдохновляемся богатством и многообразием китайской истории и культуры. Стараемся использовать элементы, встречающиеся в местных архитектурных сооружениях, моде, искусстве, особенностях письменности и т.д. Это не значит, что мы будем слепо копировать и применять определенные детали в дизайне автомобилей, но внешний вид должен точно свидетельствовать, что перед нами именно китайский автомобиль. Например, в европейской традиции линия маркера твердая и четкая. Используя китайскую кисть, получается линия мягка и гибкая. Это нельзя игнорировать.

Совет

В августе 1998 года шведские журналисты спросили, как будут выглядеть автомобили в 2000-ом году. В ответ я подарил им каталог Volvo на следующий год 

При этом, сохраняя национальные черты, автомобиль должен соответствовать современным мировым стандартам в области дизайна и технического оснащения. Как раз KC Concept — это первый шаг в этом направлении. В первую очередь мы хотим получить реакцию со стороны потребителей. Наиболее существенные замечания готовы использовать.

Работа над усовершенствованием концепта продолжается. 
— Зачастую креатив дизайнеров сталкивается с противоречиями при технической реализации задуманного, что часто приводит к конфликтам между подразделениями.

Какие приоритеты в Geely, кто главнее — дизайнер или технолог?

— Если возникают такие сложности, можно обратиться к глава правления — он решит этот вопрос (смеется). Мне бы хотелось, чтобы между командами не возникало борьбы. Но создание автомобиля — комплексный и сложный процесс.

Споры возникают не только между дизайнерами и техническими сотрудниками. Это характерно также для маркетинга и производства. Но всегда можно найти компромисс.

 
— В каком направлении сегодня развивается автомобильный дизайн? Какими вы видите автомобили через 20-30 лет?

— В августе 1998 года шведские журналисты спросили, как будут выглядеть автомобили в 2000-ом году. В ответ я подарил им каталог Volvo на следующий год.

То есть, если посмотреть на такие бренды, как BMW, Land Rover, Volvo — за последние 20 лет их дизайн не сильно менялся, фамильные черты сохраняются.

Безусловно, со временем, четкое разделение на сегменты будет размываться, а формы используемые в дизайне станут разнообразнее. 

Для меня удивительно, что, несмотря на все ограничения, присутствующие в автомобильном мире (расположение фар, количества колес, наличия стоек и т.д.), машины продолжают отличаться друг от друга. То, что Ford Fiesta не похожа на Renault Clio — это чудо, за которое нужно благодарить дизайнеров. 

 
— Какие стенды на Шанхайском автосалоне вы посетите в первую очередь?— Geely, потому что я должен (смеется). Если серьезно, я хочу увидеть новинки китайских брендов. Я продолжаю учиться, а здесь можно встретить много интересных и необычных находок. 

Сегодня Mercedes уходят от строгого образа, используя более задиристый, игривый стиль. И это, как мне кажется, не идет им на пользу. Для меня сегодня эталон немецкого автомобиля — это Audi 

— Из присутствующих на рынке автомобильных марок, какая вам наиболее импонирует?— Мне нравится то, что делают в Land Rover. Они, сохраняя корни, не утратили характер бренда.— Но ведь их дизайн практически не меняется…

— Да, и это хорошо. Изменения ради изменений часто идут во вред. Если у вас есть, своя изюминка, не нужно от нее отказываться, а наоборот — использовать. Своя фишка позволит сделать автомобили узнаваемыми.

Обратите внимание

В этом смысле характерен пример Mercedes, который раньше был эталоном немецкого автомобиля — педантичного и строгого. Сегодня они уходят от этого, используя более задиристый, игривый стиль. И это, как мне кажется, не идет им на пользу. Для меня сегодня эталон немецкого автомобиля — это Audi.

Здесь сумели сохранить солидность и сдержанность, при этом тонко улавливая и реализовывая современные тенденции  в области дизайна.  

Источник: https://biz.liga.net/all/avto/interview/piter-khorberi-obraz-volvo-byl-sozdan-na-osnove-divana

Питер Хорбери: британский дизайнер позади быстро растущего Geely

Питер Хорбери, глобальный руководитель проекта Geely с 2011 года, считает, что в наши дни мало что удивляет автомобильным бизнесом.

Мы хорошо беседуем на автосалоне в Женеве в Женеве, в окружении автомобилей с голубым овалом, которые Horbury не разрабатывал, но некоторые из комфортных условий жизни мастера-дизайнера Альнвика, несомненно, вытекают из того, что за 45-летнюю карьеру он дважды работал в Форде, сначала на младшем уровне, а затем в качестве глобального босса, отвечающего за такие значки, как Mustang и F-150.

Horbury активно занимался дизайном автомобилей, так как закончил магистратуру в Королевском колледже искусств в 1973 году и присоединился к Chrysler UK. С тех пор он трижды останавливался на Volvo (Ford), Ford (дважды), Premier Automotive Group (заголовок Jaguar, Land Rover, Volvo, Aston Martin и Lincoln) и дизайн-группа MGA в Ковентри.

LynkCo 02: новый бренд представляет собой кроссовер, ориентированный на Европу

В настоящее время работа Horbury по поиску работы для разрозненных Geely, LynkCo, Proton и Lotus marques — это, пожалуй, самая сложная задача.

Китайский основатель и владелец группы Ли Шуфу, который начал работать в холодильнике и не строил свой первый автомобиль до конца 1990-х годов, увлекается быстрым прогрессом.

Несмотря на утроенный объем группы до 1,25 млн автомобилей за два года, чтобы стать вторым по величине производителем автомобилей в Китае, Ли по-прежнему считает, что наибольший рост будет в будущем.

Однако каждый из марков Geely сталкивается с проблемами, и Ли полагается на нос Хорбери для дизайна и его способность создавать команды, чтобы определить ключевые характеристики квартета. Ссылки Хорбери Форда помогли поставить его там, где он сегодня.

После отличной позиции США на вершине глобальной системы дизайна Ford, в 2009 году ему предложили второй шанс на Volvo, где он успешно справился в 1990-х годах.

Важно

Шведская компания была сбита с баланса от резкого ухода предыдущего босса, так же, как Форд готовился к продаже.

Хорбери, с семьей, поселившейся в Швеции, был счастлив стать соблазнительной частью предложения Форда. Год спустя Geely завершил сделку на сумму 1,3 миллиарда долларов для приобретения Volvo и оперативно установил нового немецкого генерального директора Stefan Jacoby, с которым Horbury не удалось связать.

«Мне сказали ожидать трехлетнего задания, но он закончился через две недели», — вспоминает он. «Это был случай, когда новая метла стала чистой. Но на следующий день председатель Ли объявил в прессе, что я был назначен руководителем отдела Geely Group. Это было для меня новостью, но мне понравилась эта идея ».

Читайте также:  Euro ncap отметила 20-летие показательным краш-тестом

Новое подразделение Geely Design Europe начало работу сразу в Гетеборге, где разместилась его команда из пяти человек в одиночной комнате, заимствованной у Volvo.

Теперь Geely Group Design располагает центрами в полдюжины ключевых местоположений по всему миру, в которых работает 600 человек, а вакансий еще на 160 человек.

Horbury базируется в Гетеборге, но часто находится в Шанхае, который по-прежнему является центром дизайна в Китае и основным фондом талантов, хотя конкуренция за наем лучших людей «довольно жестокая».

Его первая задача, по словам Горбири, заключалась в том, чтобы продать идею своего бренда новому работодателю. «Никакие две модели Geely не имеют сходства друг с другом», — вспоминает он. «Они были созданы на разных фабриках, с разными фабричными управлениями».

Интервью: дизайн-шеф LynkCo по созданию нового автомобильного бренда

Первая презентация Хорбери показала коллекцию несвязанных животных — панды, жирафа, акулы, осла — для представления автомобилей; не было правдоподобного семейного взгляда или иерархии. Затем он показал членов семьи кошек: лев, тигр, пуму, табби.

Вдруг их можно было разместить в порядке и сразу понять их относительные возможности. Это был устный урок: Geelys в разных классах нуждался в общих темах, но не обязательно должен был быть одинаковым.

Совет

Затем в 2013 году компания задумала концепцию KC1, красивый четырехдверный салон и уже в пути.

С тех пор многое произошло. Продажи автомобилей Geely китайским покупателям растут, хотя они исторически склонны избегать неискушенных домашних продуктов.

Horbury добавляет изменения в дизайн и качество: «Geely поднимается по своим стандартам сборки, что невероятно. Автомобили уже почти так же хороши, как немцы.

Мы движемся гораздо быстрее, чем остальные китайцы, и действительно сузили разрыв с Volvo ».

А другие Geely marques? LynkCo — это новый глобальный бренд, предназначенный для того, чтобы сидеть в «очень широком разрыве» между Geely и Volvo, используя общую архитектуру, но отличительную внешность.

Конструирование для успеха в Китае имеет интересные боковые огни, говорит Хорбери: покупатели все еще настаивают на «видимых» двигателях, и они очень сильно реагируют на дизайн автомобиля. Европейцы видят лобовое стекло автомобиля в его глазах, а решетка — как его рот, но для восточных покупателей глаза — это фары.

Чтобы добиться успеха в китайском дизайне автомобилей, вы должны помнить об этом очень сильно. Протон — это работа.

https://www.youtube.com/watch?v=RBwBXXS8Sh4

Раньше контролируемые правительством продукты малайзийской марки однажды имели тихую хватку на защищенном рынке, но продажи рухнули, когда рынок был открыт другим игрокам.

Ключевым активом «Протона» является современное высокоавтоматизированное производственное предприятие, но главная задача будет заключаться в том, чтобы узнать, что лучше всего продает в регионе на нужном объеме.

Хорбери не комментирует, но должно быть, что должно быть в верхней латуни группы, что автомобили Geely и LynkCo могут быть сделаны там.

Обратите внимание

Что оставляет Lotus. Ли, который «всегда хотел компанию спортивного автомобиля», попросил Horbury найти направление проектирования для компании.

Продажи в последнее время улучшились в условиях динамичного генерального директора Jean-Marc Gales, и потери подешевели, но все согласны с тем, что больше всего нужна компания Hethel.

Чтобы оправдать это, Lotus нуждается в убедительном модельном плане, и пока не ясно, что Ли и его топ-менеджеры делают из существующего Gales. Генеральный директор хочет выпускать две новые модели спортивных автомобилей (по-видимому, замену Elise) и внедорожник.

Хорбери признает, что у Geely есть «большие амбиции» для Lotus. Хотя у него сейчас общая ответственность за дизайн, он изо всех сил пытается подчеркнуть, что «это не делает меня конструктивным диктатором».

Долгосрочный руководитель дизайна Хетхеля, Рассел Карр, начал работать стажером, работая в Горбари в МГА, и оба мужчины заявляют о взаимном уважении. «Я вижу, что моя работа заключается в том, чтобы установить цели и управлять судном», — говорит Хорбери.

«Ребята из Lotus уже отлично поработали, но теперь у них будут ресурсы Geely Design UK, которые помогут им любым способом».

Возвращение к фронту:

Питер Хорбери вспоминает ранний faux pas при запуске концептуального автомобиля Geely’s KC1. Его пре-рекламная реклама вызвала такой шум, что высокопоставленные правительственные чиновники пришли посмотреть на новое творение. «В интерьере было много китайского влияния: материалы, цветные леса, формы из исторической китайской архитектуры», — говорит он.

«Я открыл дверь водителя и пригласил одного из наших посетителей занять место, но никто не двигался. Затем, после долгой паузы, один из них шагнул вперед и открыл заднюю дверь. Я приглашал наших гостей на выбор слуг … »

Источник: https://sis26.ru/piter-horberi-britanskij-dizajner-pozadi-bystro/

Питер Хорбери создаст Geely уникальное «лицо»

Уже в скором будущем автомобили Geely получат абсолютно новый и неповторимый облик, который станет одной из ключевых характеристик бренда.

Неудивительно, ведь за дизайн Geely отвечает сам Питер Хорбери – тот самый, который задал стилевое направление всем Volvo последнего десятилетия, создав целый ряд автомобильных шедевров, таких, как Volvo S80.

Теперь гуру дизайна предстоит сделать то же самое и для моделей Geely, и он уже поделился некоторыми подробностями своего видения стиля китайского бренда.

Питер Хорбери пришел в Geely Group в октябре 2011 года на должность вице-президента из Volvo Cars, где в течение практически 20 лет отвечал за дизайнерские разработки шведского бренда.

Важно

Именно благодаря его стараниям на смену угловатым формам 1980-х годов пришел кинетический дизайн, и автомобили Volvo обрели свою индивидуальность, шарм и современный вид.

В карьерном плане переход в Geely Group стал для Питера Хорбери восхождением на более высокую ступень, ведь с 2009 года китайская компания является владельцем шведского автоконцерна.

По словам Питера Хорбери, важным моментом в создании образа автомобиля является привнесение в облик модели элементов, указывающих на страну-производителя.

Как, например, Volvo – это воплощение скандинавского стиля в автомобильном дизайне, отличающегося яркой идентичностью.

«Такие же черты должны присутствовать и у Geely, которые будут выделять их среди остальных брендов», — говорит Питер Хорбери. 

В отличие от автомобильных индустрий Европы, Японии или США, китайские автопроизводители все еще ищут своей путь, когда речь заходит о дизайне.

Первый шаг в этом направлении – отказ от копирования западных брендов – уже сделан, теперь очередь – за разработкой собственной стилевой школы, которая поможет автомобилям Поднебесной обрести собственное «лицо».

Приглашение в команду именитых топ-дизайнеров, таких как Питер Хорбери, свидетельствует о серьезности этих намерений.

Одна из первоочередных задач нового вице-президента по дизайну Geely Group – организация собственного дизайнерского центра, который будет работать отдельно от Volvo. Что же касается шведской марки, то ее идентичность будет полностью сохранена. 

Совет

Питер Хорбери более двух десятилетий работал с автомобилями класса «премиум» и считается одним из лучших специалистов в своей отрасли.

Питер Хорбери известен работой с такими марками, как Volvo, AstonMartin, Ford, LandRover и Jaguar.

С 1991 г. по 2002 г. Питер Хорбери был директором по дизайну Volvo Car Corporation и руководил работой трех дизайнерских бюро Volvo в Швеции, Испании и Калифорнии.

Он отвечал за создание и реализацию революционного языка дизайна компании, внедряя новое  видение стиля во всех моделях Volvo в 90-х годах, включая разработку внедорожника XC90 и создание завоевавших многочисленные награды концептуальных автомобилей – Environmental Concept Car и Safety Concept Car.

С 2004 г. по 2009 г. Питер занимал пост исполнительного директора по дизайну концерна Ford, который владел в то время шведской маркой. Он отвечал за стратегию дизайна всех моделей Ford, Lincoln и Mercury в Северной Америке.

В 2009 г. британский дизайнер вернулся в Volvo, а в конце 2011 г. покинул шведов ради новых владельцев бренда.

По мнению экспертов, Geely может извлечь большую пользу, заполучив такого опытного специалиста: руководство Хорбери направлением дизайна в Volvo в период между 1991 г. и 2002 г. годами совпало с периодом возрождения аутентичного дизайна шведских автомобилей.

Наиболее известной работой Хорбери является экологический концепт-кар 1992 года, который ознаменовал переход от «квадратного» стиля ранних моделей Volvo к современному облику шведских авто.

Обратите внимание

Элементы дизайна концепта 1992 года отчетливо прослеживаются в одном из самых удачных творений Хорбери — Volvo S80.

Источник: https://ais.ua/news/peter-horbury

Китай: вице-президент Geely по дизайну Питер Хорбери рассказал, с какой моделью Geely будет завоевывать рынок Евросоюза

Вице-президент Geely по дизайну Питер Хорбери рассказал, с какой моделью Geely будет завоевывать рынок Евросоюза. И каковы основные особенности и тренды современного автомобильного дизайна…

– Когда появится серийная модель, показанного в этом году на автосалоне в Шанхае Emgrand Concept? Это случится так же быстро как и в случае с концептом КС, дебютировавшем на прошлогоднем салоне, а сегодня мы уже видим его воплощенным в серийном Emgrand GC9?

– Я не могу комментировать продуктовые планы и сроки выхода на рынок моделей. Но должен сказать, что Emgrand Concept – очень близок к серийному производству. Он на уровне предсерийного прототипа.

– Emgrand GC9, показанный на автосалоне в Шанхае – это автомобиль уже новой генерации, созданный на совместной платформе с Volvo?

– У Emgrand GC9 такая же платформа, как и у концепта КС. Это китайская разработка.

– Значит GC9 – это еще не та модель, с которой Geely будет завоевывать рынок Евросоюза?

– Да. На рынке Евросоюза свои стандарты и Geely надо привести модельный ряд в соответствии с ними. Для этого будет использована новая модульная платформа, разработка которой сейчас оканчивается в GEVT – совместном исследовательском центре Geely и Volvo в Гетеборге.

Кроме того, в течение ближайших пары лет в Geely будет выстроена такая же целостная модельная линейка, как, например, у Audi и BMW. Появится и целостность в элементах дизайна. Он будет узнаваем на всех моделях, как дизайн Emgrand.

При этом будет понятно, что это китайский дизайн и это – китайский автомобиль.

– Названия у моделей Geely заковыристые со сложными буквенно-цифровыми обозначениями. Не планируют ли в компании давать модельным линейкам имена, как у многих европейских брэндов?

– Модельную линейку Emgrand хорошо воспринимают в Китае и в других странах. Ее Geely и планирует развивать.

– А логотип компании не планируете менять?

– Логотип мы не меняли кардинально, мы просто придали ему форму. Он узнаваем и ассоциируется с Geely. Для кого-то это 6 бриллиантов. Кто-то считает, что это мышцы пресса. Хотя, лично у меня нет пресса.

– В каком направлении будет развиваться дизайн Geely и Emgrand?

– По Citroen и Renault сразу видно, что это – французские автомобили. По Volvo – что он из Швеции. По Geely должно быть видно, что это китайский автомобиль. Сегодня миру интересны автомобили с национальными особенностями, а не безликие с общими чертами для всех.

Как европеец, я могу увидеть те особенности азиатский, например, архитектуры, к которой местные жители-китайцы уже привыкли и не замечают. И я могу эти особенности трансформировать в дизайн автомобилей. Привнести их в формы авто. Поэтому, и дизайн автомобилей Emgrand будет в первую очередь сориентирован на потенциальных китайских покупателей. И должен нравиться им.

Обратите внимание

Если ориентироваться на всех и стараться понравиться всем, на самом деле, может оказаться, что это ни для кого.

– Как такой подход воспринимают в Geely?

– Я презентую идею, и в компании ее проверяют на потенциальных покупателях, потом – на инженерах.

Маркетинг дает понимание клиентов будущего, но за последние годы значимость команды дизайнеров в Geely возросла и эта команда привносит понимание перспективного внешнего вида автомобиля.

Но сегодня существует определенный рынок со своими стандартами и требованиями покупателей к автомобилям, поэтому мы не будем экспериментировать с классами и предложим потенциальным покупателям ту модельную линейку, которая им привычна и понятна.

– Каков главный тренд сегодняшнего автомобильного дизайна?

– Каждый брэнд ищет свою уникальность и хочет больше отличаться от других. Причем, добиться этого нужно так, чтобы не потерять старых клиентов. (Auto-Consulting/Машиностроение Украины и мира)

Источник: https://ukrmach.dp.ua/2015/05/29/kitaj-vice-prezident-geely-po-dizajnu-piter-xorberi-rasskazal-s-kakoj-modelyu-geely-budet-zavoevyvat-rynok-evrosoyuza.html

Ссылка на основную публикацию